+7 (499) 322-30-47  Москва

+7 (812) 385-59-71  Санкт-Петербург

8 (800) 222-34-18  Остальные регионы

Бесплатная консультация с юристом!

Медкомиссия в военкомате снимают трусы

Не успев доучиться в институте попал я в армию. За первые дни службы я
понял значение выражения «Кто в армии был, тот в цирке не смеётся!»
Каждый вечер после вечерней проверки проводился телесный осмотр
военнослужащих на предмет наличия кожных заболеваний и телесных
повреждений. И каждый вечер его проводила медсестра в возрасте.
В очередной раз, после вечерней проверки, мы, человек 150, стояли в две
шеренги по обе стороны кубрика в одних трусах и ждали когда-же все-таки
придет медсестра и мы, уставшие за день, сможем отбиться (лечь спать, от
арм. — отбой). В центр помещения пошатываясь вышел старшина. Вид у него
был немножко покосившийся, сказывалось недавнее мероприятие и немалое
количество алкоголя выпитое в честь праздника.
— Значится так, молодцы. Сейчас подойдет медсестра и будет вас
осматривать. Когда я подам команду «рота, к телесному осмотру,
становись!» вы дружненько, как настоящие военные, снимете по колена
трусы. Кто же этого не сделает, тому не видать ранних отбоев, не видать
ничего, кроме грязного толчка!
Мы покосились друг на друга, мол, да что та, старая, за всю свою жизнь
х..ев не видела? На наш взгляд ничего страшного в этом не было. Но!
Открывается дверь. На пороге стоит девушка. Молоденькая. Миниатюрная.
Очень и очень симпатичная. В белом халате. У всех от такой красоты на
некоторое время возник ступор. Мы даже не заметили команду которую подал
мичман. И тут.
— . не понял! Рота, к телесному осмотру, становись.
Все как один сняли трусы. Девушка была шокирована. Письки! Много писек!
Она отвернулась в другую сторону. И там та же картина! Закрыв лицо
руками от стыда она рванула в подсобку.
Покрасневший от удовольствия старшина пошатываясь вышел на середину
помещения и сказал:
— Даю голову на отсечение, столько х..ев в своей жизни она еще ни разу
не видела!

На призывной комиссии призывник так сильно старался откосить от армии, что прямо там поступил в ГИТИС.

На призывной комиссии призывник так сильно старался откосить от армии,
что прямо там поступил в ГИТИС.

На призывной комиссии. Военком:
— Род войск, в котором хотели бы служить?
Ну, я кагбе без задней мысли и ляпнул:
— Имперские штурмовики.
Пиздец шотамбыло XD

Был на медосмотре в военкомате. Ну все идут по очереди, проходят врачей. Парень стоит у хирурга:

Надо было в феврале пройти всех врачей, чтобы получить нужную медсправку. Дошла очередь до уролога. Прихожу к нему, ложусь на кушетку. Осмотрел. Садимся вместе с врачом за стол. Он начинает что-то быстро писать. Я с некоторой опаской спрашиваю:
— Так у меня всё в порядке?
Уролог:
— Да. У вас, кхм, образцовый задний проход. Если вы не возражаете, то могу ли я его сфотографировать, чтобы потом разместить картинку в учебнике?
Я, КОНЕЧНО, ХОТЕЛ СЛАВЫ, НО НЕ ТАКОЙ ЖЕ.

На призывной комиссии. Сам там был заместителем. Заходит молчел, в отличии от своих худеньких собратьев- упитаный в меру. Косая сажень в плечах. Посмотрели личное дело, 9 классов за плечами косыми. Председатель:
-В ракетные его, войска. Там крепкие нужны.
Призывник (с неподдельным ужасом):
-А я на ракетах летать боюся.

Дело было на призывной комиссии в военкомате в кабинете у хирурга.
Стоит очередь призывников в трусах, заходишь к хирургу и как на
конвейере выполняешь команды:
— Встань прямо
— Руки по швам
— Вытяни руки, раздвинь пальцы, руки по швам
— Повернись, наклонись
— Раздвинь ягодицы
— Пятки покажи
— Встань прямо
— Свободен!
Очередь доходит до скромного растерянного парня.
И слышим командный голос хирурга:
— Встань прямо!
— Руки по швам!
— Вытяни руки, раздвинь пальцы, руки по швам!
— Повернись, наклонись!
— Раздвинь ягодицы!
— Пятки покажи!
— Пятки покажи!
— Пятки покажи
— Жопу порвешь.
— Пятки покажи!
Застопорило у парня.

В РОДДОМАХ ВРАЧЕЙ НЕ ХВАТАЕТ
Аркадий Клугман

В роддомах врачей не хватает!
Плевать , ведь рожать можно без,
Присуствие экс -вертухаев
Ускорит родильный процесс

Без всякой особой науки,
Младенцы бы были как шелк
Лишь рявкни- » За голову руки»!
И сразу же-»Первый пошел»!

Учился со мной в классе один дистрофик. Звали его Андрей. Наступает
призывная комиссия. Все в курсе, что призывники проходят комиссию в
одних трусах, а в некоторых кабинетах у определенных врачей вообще — без
них. Так вот:
У терапевта весы. Взвешался у него Андрюша (в трусах) — вес 35 кг.
У проктолога весы. Взвешался у него Андрюша (без трусов) — вес 33 кг.

Вывод — трусы Андрюши весят 2 кг.

А почему они так весят, это уже ваши фантазии.
Все в комменты и без матов.

Эту историю рассказал мне один старинный приятель. Мог и соврать, но мне
показалась она забавной.
«Косящим» от армии на заметку 🙂
1984 г. Приходит мне повестка из военкомата с требованием прибыть для
прохождения мед. комиссии. Делать нечего — иду.
Набралось нас там несколько десятков человек. Если кто-то не знает, как
происходит сие действо, то опишу. Наверное, во всех военкоматах нашей
«необъятной» оно происходит одинаково. Длинный коридор с дверями по
бокам, за которыми скрываются эскулапы различных специальностей.
Призывникам выдаются их мед. карты и в порядке «живой» очереди каждый
должен пройти всех врачей и получить соответствующую отметку в свою
карту. На основе этой карты и делается вывод — годен ты или нет и в
какие войска тебя направят (что в последствии оказалось полной лажей).
Предварительно призывнику отдают приказ раздеться до трусов.
И так приказ «раздеться» нам отдали. Кто-то предусмотрительно надел
плавки, но большинству народа было по-барабану и пришли в обычных, для
тех времен «семейных» трусах. Внимание общественности привлек парень,
про которых в народе говорят «метр с кепкой» (далее Мелкий). Мелкий,
помимо того, что был действительно мал, еще и был обладателем совершенно
невообразимых размеров, ТРУСОВ. Реально, они были ему до колена.
Конечно, легкая промышленность СССР, не баловала своих граждан особыми
изысками, но даже она была не способна создать такие ТРУСЫ. Народ вяло
похихикал по этому поводу, но всем было не до того — в армию все-таки
забирают.
Так получилось, что в очереди к врачам, я оказался за Мелким. Выйдя из
очередного кабинета, я не увидел его у дверей. То ли он внутри, то ли
уже зашел в следующий. Я заглянул туда. Мелкий был там. Врач, подняв
на
меня глаза в больших очках, жестом пригласил войти. Несколько минут он
что-то писал в картах (моей и Мелкого), потом приказал: «Снимайте
трусы». Как оказалось, это был венеролог. Мы с Мелким исполнили приказ.
Врач поднял от наших карт взгляд, и глаза его расширились до размеров
его очков. Я инстинктивно посторонился от Мелкого (а вдруг какой-нибудь
«страшный сифилис» :)) и посмотрел на него. Размер его «мужского
достоинства» потрясал воображение. Ему реально были необходимы такие
ТРУСЫ, наверное, их сшила ему его мама, иначе все это хозяйство просто
не поместилось бы в стандартную, даже совковую, упаковку. Врач
пробормотал: «Подождите! » и свалил из кабинета. Через несколько секунд
он появился с хирургом. Тот явно тоже обалдел. Они долго перешептывались
за приоткрытой дверью. Потом нам, наконец, вручили наши мед. карты и
отпустили.
В итоге меня призвали и я честно оттарабанил два года, а Мелкого
признали не годным к строевой службе (я, конечно, не читал формулировку,
но случайно слышал разговор врачей) из-за размеров его члена.

Я в то время учился в школе в выпускном классе, от военкомата привезли
врачей, чтоб ораву неподконтрольных будущих защитников родины не возить
в больницу (жалко больницу). Мы как старшеклассники проходим первыми и
свободны, сидим в классе, тут прибегает братишка (он на два года младше
учился), при виде его мимики понял сейчас будет Хирасима Нигерсакис.
Прибегаем к кабинету, где принимают врачи, но все чинно и молчком
(братишка попросил), а там парнишке, который учился на 3 года младше
меня, объясняют, что мол так и так помимо легких, пульса, давления,
зрения еще проверяют мужские способности :)))))) показывают журналы с
голыми тетеньками, а когда он поднимается бьют по нему линейкой (а врачи
в комиссии одни женщины), поэтому мол заходишь и говоришь «У меня член
стоит!! «, чтобы не били линейкой. и тут дверь открывается выходит
парнишка держится за низ живота, лицо красное, сел на стул и выдохнул
«Бля сильно линейкой. нафига не сказал что стоит. «, он тоже в
курсе
данной разводки:)))))))))).
На лице решимость, кулаки сжаты, за ним дверь закрывается, все облепляют
дверь. диалог М – молодой чел, В – врач

М – Здрасть..
В – Проходите, на что жалуемся..
М – У Меня ЧЛЕН стоит..

В – Непоняли
М – Ну у меняя член стоит.
(пауза)

В – Еще раз.
М – Ууу меняя . член стоит.

В – Молодой человек, что вы хотите сказать
М – у меняяяя стоостоииитттт. пацаныыыы Козлыыыыы.

Услышав рев, от двери мы отползали все на четвереньках, гогот стоял на
всю школу :))

Это было так:
Проходили медкомиссию в школе. классе эдак в 9-м.
Ну все как обычно.
Толпа тел ученичекских в одних трусах. (муж. пола, ессно).
Медкомиссия проходила в актовом зале, и все дохтура (ну типа хирург,
терапевт и т. п.), сидели все вместе, рядком, то есть тело ученика
проходило ряд врачей.
ну вооот.
Очередное тело подходит к очередному врачу (вроде, к хирургу, ну кто там
на плоскостопие проверяет?). тут выходит заминка. Врач (деффка лет 25)
видимо была невладах с дикцией и громкость голоса.
Так вот, она говорит телу: «Покажи подошвы»
Телу СЛЫШИТСЯ (как он потом нам сообщил) «Покажи ПОДУШКИ».
У товарисча в мозгу прокручивается следующая логическая линия:
«Подушки? может врачебный термин? да, наверное. так значит если
«подушки». ага, значит мягкие. что у меня самое мягкое в организме?
ага, ЖОПА! покажу-ка я ей ЖОПУ!»
Разворачивается. Снимает трусы. Доволен.
Возмущенный крик «Я СКАЗАЛА ПОДОШВЫ. » врачихи сливается с ржачем
«добрых» однокласников.
усе.

Вот прочитал историю про медосмотр в 9 классе и тоже вспомнилось.
Итак дело было в середине 90-х, полный беспорядок и хаос, врачи денег не
видели уже давно. Естественно врачей было мало и очереди к ним были
огромными.
Так вот проходя мед. осмотр надо было протискиваться между всяких
бабулек-дедулек, короче время текло очень медленно. И вот ребята прошли
всех врачей остался один, а очередь к нему самая
большая. Так вот в процессе стояния между двумя индивидуами возник
спор на предмет кто первый должен войти в кабинет. И спорят не на шутку,
почти дерутся прямо у двери отталкивая друг друга, и в самый разгар
борьбы дверь неожиданно открылась. Они падают прямо на пол в кабинет. И
как раненные бойцы по-плостунски ползут к врачу. Один обгоняет, так
другой его за ногу назад тянет. Продолжалось это минуты две. Пока врач
не сказал что примет обоих.
Народ был в шоке и решил пропустить без очереди еще парочку
школьников.

История произошла со мной вчера в аптеке.
Стою в очереди — понятно зачем, очередь весьма и весьма наполненная.
Пока стою — разгляюдывают контрацептическую продукцию. Надо отдать
должное нашим Н-ским аптекам — выбор сейчас что надо. Приглядел что-то
новое — думаю, нужно купить. Подходит моя очередь.
Говорю продавщице: — Дайте пожалуйста вон те презервативы. (показываю
пальцем).
Продавщица как всегда прикидывается непонятливой и громко переспрашивает
— Молодой человек, какие конкретно презервативы Вы спрашиваете?
И тут я, плохо разглядев надпись, отчебучил — Дайте мне пожалуйста вон
те — с антистатиком.
Народ в аптеке просто лег со смеху. Как выяснилось позже — презервативы
были с анистетиком.
Привет, Новосибирску.

Про врачей.
Рассказала жена брата, Наталья.
У них растет маленькая дочка. А ребенка до года, если кто не в курсе,
нужно каждый месяц возить на осмотр в поликлинику.
Ну, понятно, летом часть врачей в отпусках, и их участковой нету, пошли
к дежурной педиаторше. Та осматривает дите, и возмущенно заявляет:
— А почему она у вас в хорошем настроении?
— .
— Она должна бояться белого халата!
Наталья отпала.

История про военкоматских врачей.

В моем военкомате врачи сидят в большой комнате, и отгорожены друг от
друга ширмочками. (Не знаю, может во всех военкоматах так.) И
соответственно все разговоры слышны всем, кто находится в этой комнате.
Еще одна деталь: у хирурга местного был такой громкий зычный голос.

Ну так вот. Прохожу я однажды медкомиссию. Иду по врачам, отвечаю на
вопросы и т.д. Со мной той же процедуре подвергаются еще несколько
парней. Все раздеты до трусов, как положено.

И вот один парень заходит к хирургу. Хирург что-то у него спрашивает
своим зычным голосом, парень тихо отвечает. Ну и как обычно, хирург
говорит:

И через несколько секунд особенно громким голосом:

— А это у тебя что такое.

Жил-был человек, и у него правый глаз был стеклянный. Приходит он как-то
к окулисту, тот его сажает перед табличкой и говорит:
— Закройте правый глаз!
Человек ему отвечает:
— А у меня правый — стеклянный.
— Ну, тогда закройте левый.

xxx:
когда ты стоял в очереди за мозгами, я была вочереди за сиськами
yyy:
нужно было занимать в обоих очередях 😉
yyy:
и пока очередь подходит ненавязчиво попивать пивко на лавочке )

Стою в очереди в магазине. Передо мной стоит чувак и засматривается на стеллаж алкогольной продукции. Останавливает взгляд на полке со «Збитнем» компании «Першин» (думаю все знают как пишется слово «Збитень» на этикетке =)). Подходит его очередь.
П: Молодой человек, говорите.
М: Дайте пожалуйста две бутылки «ЕбитЕнь»
П: . ЧЕГО.
М: «Ебитень»
П: Еще раз. чего. О_о
М: Е БИ ТЕНЬ.
П: Покажите пальцем, пожалуйста.
М: (Показывая пальцем) ВОТ!
П: Молодой человек, это «Збитень».
Парень роняет челюсть, но тут же находит чем добить невольных слушателей.
М: Ну. Раз нет Ебитени. давайте Збитень.

Почему в военкомате нужно снимать трусы перед врачами женского пола?

Я думаю, что перед всеми женщинами-врачами трусы снимать не приходится. Было бы странно, если снимали трусы перед женщиной-окулистом или психиатром.

Перед урологом или дерматовенерологом снять нижнее белье святое дело. Перед вами прежде всего врач, а уже потом женщина. Для врача пол пациента не имеет значения. На особенности строения частей тела, которые стыдливо принято прикрывать, врач смотрит с позиции медицины, а не с позиции половой принадлежности.

Нам столько приходилось всего видеть. Уж не думаете ли вы, что своим видом что-то новое нам женщинам-врачам откроете. Не льстите себе, честное слово.

Военкоматовская (приписная и призывная) комиссия формируется в независимости от гендерной принадлежности, работает обычно в течение недели весной и осенью. В каждой поликлинике, согласно Приказу Минздрава области комиссия создается из тех врачей, которые работают на данный момент в поликлинике.

Трусы парням приходится снимать только перед хирургом, который в одном лице и травматолог, и уролог, и проктолог, и дерматовенерологом, врачи других специальностей проводят осмотр той области тела или органа, которую они консультируют.

Если находят патологию, чаще это варикоцеле, направляют на хирургическое лечение, отсрочка на полгода и затем снова: снять трусы и под строгий взгляд хирурга,но уже со справкой об операции.

Военкомовские врачи занимаются во время обследования призывников примерным подсчётом конечностей призываемых в армию особей мужского пола. Если руки и ноги оне могут посчитать без снятия одежды, то принадлежность к счастливому мужскому полу можно определить по присутствию мужского полового органа под названием «член» и висящим несколько ниже яичкам, которых, для призыва в армию на действительную срочную службу, достаточно в количестиве «один».

Медики, работающие в призывной комиссии по полу не различаются.

По опыту службы в армии и по опыту прохождения комиссий по призыву, считаю, что женщин-врачей необходимо из комиссий исключить полностью, так призываются юноши. Всех врачей призывных комиссий полностью обязать отвечать за свои выводы по готовности мальчика служить в армии.

Сколько я видел мальчиков, что теряли сознание и УМИРАЛИ после диагноза врачей — «полностью годен к строевой службе».

Имеют ли право на медосмотре в военкомате в 16 лет заставлять раздеваться до трусов или догола? Можно ли отказаться это делать?

К сожалению, вопросы стеснения в военкомате придется забыть. На медицинском освидетельствовании врачи-специалисты вправе просить призывника раздеться догола. Это связано с тем, что они обязаны изучить все его кожные покровы и признаки наличия некоторых заболеваний на скрытых частях человеческого тела. Тогда можно будет исключить риск того, что в армию попадет парень, у которого будет заразное или, например, венерическое заболевание.

Если врач не осмотрит призывника, он не сможет поставить правильную категорию годности.

Учитывайте, что если вы откажетесь раздеваться, то комиссия может привлечь вас к административной ответственности из-за затягивания времени или неисполнения обязанностей по прохождению медицинского освидетельствования в рамках призывных мероприятий.

Конечно, для многих парней это неприятное испытание, но не позволяйте врачам таким образом сбить вас с толку, запугать или выбить из колеи. Даже если вы стоите перед врачом в трусах или без них, у вас все равно есть те же самые права, что и у каждого призывника.

Если вы чувствуете, что медкомиссия и другие призывные мероприятия для вас — испытание, боитесь произвола врачей и неправильных диагнозов, обращайтесь в «ПризываНет.ру». Наши врачи внимательно изучат все медицинские документы и направят на нужные обследования, а юристы подскажут, как вести себя в военкомате и на медкомиссии.

Можно отказаться, но это будет рассматриваться как уклонение от прохождения медицинского освидетельствования и повлечёт административную ответственность. Вообще медкомиссию можно проходить по-разному. Это довольно-таки унизительная процедура, которая проходит без особого уважения чести и достоинства граждан. Молодых людей заставляют голых или в трусах садиться всем вместе в коридоре. Разумеется, призывник не должен раздеваться в коридоре, а совершенно спокойно может снять с себя одежду уже в кабинете у врача.

Голыми сидеть в коридоре? Серьёзно? Это где такое?

Вряд ли придётся сидеть голым, на дворе 21-ый век. Три года назад мы раздевались до трусов и ходили по кабинетам врачей. Сделано это для того, чтобы ускорить эту процедуру. Ведь если каждый начнёт одеваться и раздеваться в каждом кабинете (а их было около 6-7), то, согласитесь, затянется это в 2-3 раза точно. А про сидеть голыми можете забыть, я всегда думал, что это какой-то миф, но отец рассказывал, что именно так во времена СССР и было.

В Мурманске до сих пор в военкомате сидят толпой в труханах, а в Питере, где я теперь базируюсь, даже куртку снять не попросили

Да даже в Москве такая же ситуация

ОЧЕНЬ удивительно (нет)

Как вы по 6-7 кабинетам по другому собираетесь проходить? Каждый раз раздеваться-одеваться? ДАЖЕ в Москве, ну ничего себе.

Миша, Фогги на тебя не хватает, ходить раздетым при всяких чуваках это унизительное говно, давно можно придумать что-нибудь вменяемое

Когда проходил первую медкомиссию в 16 лет то раздевались только в одном кабинете и у педиатра оголяли верхнюю часть туловища. Не в каких 6-7 кабинетах голыми никто не был и в коридорах тем более. Да и представить себе не могу зачем некоторым врачам Вы нужны голыми

Проходил осмотры в 2013 и 2016 Москва. Оба раза весной. Раздевался только в кабинете хирурга без посторонних.

В больнице в которую направили от военкомата (Проверка астмы) хирург просто жалобы спросил (их нет), написал заключение и отпустил.

В чем проблема раздется и немного подождать своей очереди в коридоре, а после быстро пройти обследование?

Если же вы стесняетесь раздеваться в присутствие мужчин, заходите и раздевайтесь, а все остальные вас подождут. Никто же не спешит.

21 век. Мужики стесняются до трусов на медкомиссии раздеться, при других мужиках. WTF?

ФГДС унизительно, раздеться до трусов унизительно. Интересно, что еще унизительно для посетителей theQ. Или легче назвать действия которые не являются унизительными?

Когда прочитал вопрос, то подумал: «А чего унизительного то?», заглянул в ответы и «о, чудо!», я не один такой. Унизительно — «косить» от армии, унизительно — открыто хвастаться своим «откосом» или так называемым «белым билетом». Унизительно открыто говорить, что ты боишься идти в армию. ИМХО, господа. Знаю, что сейчас минусов накидают, но считаю, что пройтись с голым торсом в компании представителей своего пола — это не унижение, а как минимум сэкономленное время)))))).

Сейчас такого вроде уже нет, но. Меня всегда бомбило с того, что «право на интимность», если можно так сказать, дают только женщинам. В наше время это меняется, да, но в диком стереотипном обществе типа российского до сих пор мужское тело не считается чем-то настолько же «личным», насколько и женское. Типа что вам скрывать там. Пичот.

А еще хуже то, что некоторые женщины только способствуют подобному неравенству, благо среди современных девушек такое уже почти отсутствует.

Насчет права на интимность у женщин. В лечебных учреждениях его не намного больше, чем у мужчин. Например, на родах в государственной больнице к женщине могут запустить в кабинет толпу студентов, которые будут внимательно разглядывать человека во время максимально интимного процесса. У меня вот двенадцать человек обоих полов наблюдали за процессом зашивания после родов. Это плюсом к пяти врачам, наблюдавшим во время самих родов. Не думаю, что в военкомате все настолько же неприятно. Рожать не все ходят, но и в военкомате не все без трусов в коридорах гуляют.

Разве от этого нельзя отказаться? Ведь, по сути, твоё право, кто присутствует (кроме медперсонала) на твоих родах.

Тут остаётся только одно утешение — их психика тоже страдала только так).

И я всё-таки говорил в общем. А это уже где-то на грани врачебной нейтральности и русской бестактности.

Вообще никогда не слышал, чтобы кто-то по военкомату без трусов бегал, честно сказать.

Нет, прав «конфиденциальности» родов у нас нет. Там схема оказалась потрясающая. Отказ от участия студентов нужно оформить заранее, написав в свободной форме заявление в двух экземплярах, направив одно в канцелярию, второе с распиской оставить себе. После при поступлении со схватками роженице дают подписать огромную стопку бумаг. Читать их некогда. Лично мне было уже слишком не до чтения сотни страниц))) Именно в этот момент пришлось подписать специальную бумагу, где, в числе прочего, было указано, что я соглашаюсь на любые осмотры и присутствие студентов и практикантов в любом количестве. А потом никуда не денешься. Лечебное заведение всегда автоматом еще и учебное для начинающих врачей.

Моей подруге вообще было не повезло. После родов врач подозвала толпу студентов с фразой «зашейте ее как-нибудь, потом жду в ординаторской».

Мое субъективное мнение: бесплатная медицина сейчас вообще лишена интимности и соблюдения прав на личную жизнь у пациента. Если за такие же роды заплатить, то сразу становится проще и комфортнее.

Не верещи чувак. Женщинам кто только не мечтает засунуть нос в промежность, одни осмотры чего стоят, которые надо проходить куда раньше чем армию. Да и само отношение — не просто как к холопу ,а как к ходячей вагине.

Я больше парился по поводу общего туалета и душа в казарме 🙂

А трусы перед хирургом снимать ещё не раз в жизни придётся.

Подумай просто о тех, кто у проктолога лечится и считай, что тебе повезло :))

Поток сознания. причём не вполне здорового

Эти вопросы рождаются из нелепости и противоестественности ситуации. В 21-м веке армия должна быть малочисленной, эффективной, профессиональной. Особенно, если это современное государство с развитой экономикой и надежной защитой прав человека. В другом случае придется раздеваться, терпеть издевательства, слушать идиотов, вытянувшись в струнку. и многое чего другое делать.

Да что тут такого?Нас в 16 лет (1988 год) в поселковом военкомате сразу всех раздели полностью в раздевалке и замкнули её на ключ.С 8 утра до 12 дня ходили по кабинетам и ни кто не возмущался

Кислые плоды феминизма (часть 1)

Хочу предупредить всех, кто будет читать эту статью: материал жёсткий, неприлизанный. И он требует неоднозначного отношения. Пусть каждый сделает выводы по совести, а не со своей колокольни. Для этого нужно, по крайней мере, не теряя чувства самообладания, спокойно дочитать материал до конца (а если будет такая возможность, я планирую опубликовать несколько статей на разные темы, но объединённые одной проблемной тематикой). Для чего нужно читать такое в наше время, когда официальные средства массовой информации и без того нагнетают ситуацию в стране и беспрерывно запугивают население? Для того чтобы разобраться, почему и с какой целью они это с нами проделывают. Это во-первых. А во-вторых, для того, чтобы не быть «пушечным мясом» и «расходным материалом». Знание – сила! Я считаю, что тот, кто от проблем прячет голову в песок, оставляет незащищённым свой тыл. Как раз именно это и происходит с нашим обществом, растерявшимся от непонятно откуда взявшихся на нашу голову гомосексуалистов, педофилов и прочих извращенцев, имя им легион. Если мы будем закрывать на это глаза и делать вид, что всё идет, как должно быть, боюсь, нам не придётся даже умереть по-человечески. Поэтому наберёмся мужества, послушаем мнение людей открытых и честных и решим, что нам делать в создавшейся позорной ситуации. Решать всё-равно кому-то надо. Вот и давайте не будем ждать с моря погоды, и начнём делать что-то полезное, чтобы выровнять опасно накренившийся корабль, на котором все мы плывём.

Воспоминания мужчин России и бывшего СССР
об обязательном публичном обнажении призывников*
на медицинской комиссии в военкомате

_____________________________________________________________________________
*справка
По Закону СССР «О всеобщей воинской обязанности», принятому 1 сентября 1939 года, на действительную военную службу призывались граждане, которым в год призыва исполнялось девятнадцать лет, а окончившим среднюю школу и ей соответствующие учебные заведения — восемнадцать лет. В 1949 году был принят новый закон, по которому призыв производился один раз в год в ноябре-декабре. 12 октября 1967 года был принят новый закон СССР «О всеобщей воинской обязанности». После падения СССР, в Российской Федерации, в 1993 году был принят закон «О воинской обязанности и военной службе», который подтвердил преемственность и сформулировал новые положения. В настоящее время действует ФЗ от 06.03.1998 «О воинской обязанности и военной службе», отдельные положения которого изменены или отменены многочисленными последующими законами. Отмена воинской обязанности не планируется.
Уклонение от призыва на военную службу наказывается по части 1 статье 328 Уголовного кодекса РФ штрафом или лишением свободы до 2-х лет (с сохранением воинской обязанности).
Воинская обязанность в России предусматривает:
1. воинский учёт;
2. обязательную подготовку к военной службе;
3. призыв на военную службу;
4. прохождение военной службы по призыву;
5. пребывание в запасе;
6. призыв на военные сборы и прохождение военных сборов в период пребывания в запасе.
_____________________________________________________________________________________________

Рассказ 1
Кто хотя бы раз оказывался в такой же ситуации, поймёт меня. На призывной медкомиссии был новый хирург – женщина. К ней в кабинет я зашёл с ещё одним призывником, мы поздоровались и отдали свои папки с личными делами, и она сразу начала их читать. Не отрываясь от чтения, хирург велела нам раздеться догола, достать из-под кушетки резиновый коврик и встать на него. В этом же кабинете сидели дерматолог и её медсестра. Ширмы не было. Около пары минут перед началом осмотра мне и другому парню пришлось просто так стоять голышом, пока врач изучала наши дела. То же самое повторилось на двух дополнительных медкомиссиях. Я был ошарашен, так как у предыдущего хирурга всегда нужно было раздеваться только до трусов.

Рассказ 2
Да, это правда. При первичном вызове в военкомат (1982 год) я и сам бродил по коридорам часов шесть-семь совершенно голый среди толп самых разных людей. Догола раздевают не всегда, в последнее время, говорят, стали разрешать оставить на себе трусы. Но всё равно идиотизм какой-то – почему в трусах? А делается это для полной ломки человеческой психики, унижения, лишения чувства собственного достоинства. Потому что «армия» в её настоящем виде служит исключительно для подготовки безвольных зомбированных рабов, не способных мыслить, сопротивляться властям и быть опасными для системы. В общем, товар, «пушечное мясо». Пусть меня поймут правильно те, кто искренно служит Отечеству – таких мало, их убивают, эти мои слова не про них. Я говорю о других, которые реально командуют в штабах и никогда ничем не рискуют. Потому что если б армия действительно была тем, чем её представляют, наша страна, самая богатая по природным и людским ресурсам, не просила бы милостыню. А наши ребята не ложились бы в чужую землю за интересы международных корпораций.

Рассказ 3
Мстислав Шевчук, ученик 11 класса, написал: «Говорят, что голым нужно быть на осмотре для того, чтобы не создавать проблемы со снятой одеждой в кабинетах и не задерживать очередь. Какой «снятой одеждой»? Ведь это абсурдно проходить голым окулиста, лора, психиатра. Зачем сидеть в кресле стоматолога без трусов? А у хирурга, если уж есть такая необходимость, приспустить штаны с трусами полминуты дела. Слышал, что до 1957 года проводить такой осмотр могли только мужчины, но женщины, борясь за «равенство», добились своего. Какое нафиг равенство? Для кого? Права человека кончаются там, где начинаются права другого. Ничего страшного, если уролог или хирург женщина, но почему все врачи в военкомате женщины, и почему нужно быть перед ними обязательно голым?!»

Рассказ 4
Да, помню те года и военкомат, допризывной и призывной. Призывался я из крупного города, центра области. За годы подобных комиссий уже привыклось ходить голым. Действительно, во время осмотров в кабинетах позволяется присутствовать другим посетителям, могут заходить вообще посторонние (например, при мне заходили водители, сантехник, мама призывника и т.д.), и двери оставляют открытыми, зачастую целая группа обнажённых могла в таком виде направляться к другому врачу, например, к окулисту, не успев одеться. Свидетельствую, что на самом последнем этапе, когда кто-то там давал заключение, после которого уже на службу, перед призывной комиссией могли стоять обнажённые, могли и одетые, все вперемешку. Просто, сами ребята, особенно в шуме и толчее, когда по коридорам сигали целые толпы ошалевших, не обращали уже на такие моменты внимания. Ясно одно, что государственная машина начинала опускать призывников с самого порога, а в армии от его личной свободы ничего уже не оставляли, только тупое беспрекословное подчинение любому приказу, в том числе и самому абсурдному и унизительному (так они, наверно, думали, но в отдельных случаях ошибались).

Рассказ 5
Принуждение юношей раздеться в процессе определения их армейской пригодности служит исключительно для психологического подавления и унижения достоинства – человеческого вообще и мужского в частности. На этом форуме много говорили о том, что заставляют сразу раздеваться, чтобы не задерживать работу комиссии и самих себя. Так вот, в 1982-м, после унижений в центральном военкомате, меня с несколькими одноклассниками пригнали в филиал военкомата, который находился в районной поликлинике. Там были один или два врача и не было никакого «конвейера» или очередей. Заставлять раздеваться в этой ситуации было просто глупо. Мы бы гораздо быстрее прошли врачей без этой возни с раздеванием-одеванием. Тем не менее – заставили снова раздеться полностью. Врачи и медсёстры были молодые бабы. Помнится, я даже спросил одну из них – зачем унижать людей? Она ответила, что она нам в матери годится. Причём здесь опять дочки-матери? Я задал конкретный вопрос и не получил ответа. А в другой раз, уже в другом месте на этот же вопрос один офицер, усмехнувшись, мне ответил – чтобы тяготы службы знали. Теперь видите, в чём смысл их «службы»? Кто переживёт унизительное обнажение перед командующими бабами, тому будет легче заголить свой зад и перед натовскими геями.

Рассказ 6
Ритуальное унижение мужчин в военкомате. (livejournal, Русский Антифеминист, 2008)
Желая иметь мужчин в своём распоряжении, установившийся после смерти Сталина матриархат был просто обречён создать ритуал инициации мужчин, посвящения их женщинам, как завершающий штрих матриархального воспитания. И, говоря о медосмотрах вообще и медосмотрах в военкоматах в частности, могу отметить, что медосмотр в военкомате – идеальное условие для подобной инициации.

Самое основное, почти весь состав медперсонала, работающего на медкомиссии в военкоматах, заменился с мужского на женский. Это является базой проведения «обряда посвящения» мужчин женщинам. Более того, среди коридоров и кабинетов, отданных под медосмотр, именно медработники (в основном женщины) осуществляют всю основную власть, а не военные работники военкомата мужчины. Последние в процесс обычно не вмешиваются, но как бы его «крышуют», то есть прикрывают.

Вызванный по повестке юноша, боящийся службы в армии, оказывается на какое-то время в полной власти нескольких десятков женщин в белых халатах. Это, конечно, вовсе не значит, что женщины специально приходят туда делать инициацию над юношами, нет, в большинстве случаев они просто выполняют рутину, которую им назначает начальство, проводя те же самые процедуры, что и в любой больнице – инициация происходит как бы сама собой, обусловленная определёнными факторами и предпосылками.

Первое из них – это обязательность. Когда речь идёт о военкомате, здесь не просто обязательность, а обязательность, подкреплённая страхом перед всей государственной машиной и в частности её армейской составляющей с грозными повестками, а ныне ещё и с милицией, которая ходит по квартирам или отлавливает на улицах юношей призывного возраста. Кроме того, в Административном кодексе существует ответственность за не прохождение такой медкомиссии! Получается, медосмотр практически неизбежен. Сейчас юноша в первый раз приходит в военкомат в 16 лет, затем в 18, и потом может придти ещё не раз, доказывая этим свою преданность системе матриархата.

Следующее необходимое условие – жёстокость – обеспечивается государственным механизмом устрашения, о чём я уже упоминал выше, и самой процедурой прохождения медосмотра, о чём я скажу далее. Таким образом, прохождение медкомиссии в стенах военкомата создаёт особый устрашающий климат и как бы придаёт женщинам медработникам особую, государственную власть. Это значит, матриархат паразитирует на государственном устройстве.

Теперь собственно о самой процедуре. Ну, наверное, многие видели кадры по телевидению, показывающих юношей в трусах, ожидающих своей очереди в коридоре. Заставляя раздеваться до трусов, а в некоторых случаях догола, при полном отсутствии приватности (в это время в коридоре может разгуливать кто угодно), юноши испытывают сильнейшее унижение и ощущение беспомощности, конечно, не все, но довольно многие, что лишь усиливает жёсткость происходящего, подчас полностью парализуя волю молодого мужчины. Подростку неудобно, что он в таком виде выставлен на всеобщее обозрение и не только работники военкомата, как медики, так и гражданские, но и вообще все посетители могут его разглядывать, он боится естественных и неожиданных реакций своего организма.

Например, интимные места юношей можно было бы осматривать и за ширмой – это ничего не стоит, но, как правило, юношам приходится оголяться на виду у всех, кто находится в комнате. Ведь, пока он стоит голый, дверь кабинета может открываться сколько угодно раз и кто угодно может туда входить. Конечно, ему кажется, что все женщины, присутствующие там, украдкой или открыто его рассматривают (а разве нет?). Но и этого мало. Как бы доводя жестокость сексуальной части инициации до своего абсолюта, юношу здесь же, на виду у всех, заставляют выполнять ряд действий, которые могут быть оправданы с точки зрения медицинского обследования, но никак не с точки зрения общественной нравственности и морали. Неудивительно, что эти действия представляются ему особо унизительными, даже прямо издевательскими. Причём, команды на выполнение данных действий отдаются в лучшем случае сухим жёстким голосом. В лучшем случае…
В общем, всего этого достаточно, чтобы подросток запомнил данную процедуру на всю жизнь. Однако я описал стандартный «мягкий» вариант. Ну, а теперь для полноты картины вспомните, что речь идёт о процедуре в казённом учреждении нашей страны. Её проводят медицинские работники, которых никто никогда не учил корректности и этике при работе с пациентами, у которых мизерная зарплата, плюс проблемы дома с мужем, свекровью, и вообще они ненавидят всех мужиков, и их бесит до белого каления военкоматовская тягомотина. Но, тем не менее, они ощущают, что в этих стенах они обладают негласной, но почти абсолютной властью, позволяющей им бесцеремонно и не боясь за последствия, срывать всю свою злость и раздражение на обследуемых. И теперь вы легко можете себе представить, что там происходит не в «мягком», а обычном варианте. Я уже не стану говорить о действиях медперсонала, которые могут носить скрытую или явную сексуальную патологию, эта область вообще не подлежит никакому контролю.

В дополнение хочу заметить, что с некоторых пор обязательным атрибутом инициации стали матери. Они приходят в военкоматы вместе со своими чадами, в общем-то с благородными целями – разъяснить, доказать медперсоналу проблемы со здоровьем у их сыновей. Мало того, что они сами по себе женщины, теперь подростки вынуждены раздеваться ещё и в их присутствии. Например, одна мамаша в интернете делилась впечатлениями, что пока она передавала в кабинете хирурга рентгеновские снимки с переломами своего сына, краем глаза она наблюдала, как вторая врач осматривала совершенно голых призывников, нисколько не обращая внимания на присутствие в кабинете постороннего человека.

Так происходит окончательное утверждение в сознании будущего мужчины легитимности власти женщины над ним. Понятно, что военкоматовская инициация является лишь завершающим актом того «воспитания», которое будущий мужчина получает до неё. Но кроме «воспитательной» функции, медосмотр в военкомате носит и контролирующую функцию, своего рода экзамен на готовность юношей безропотно и бессловесно подчиняться распоряжениям женщин, какими бы унизительными и неприемлемыми они для них не были. И как показывает практика, этот экзамен удается на 99% — большинство парней даже не интересуются, почему с ними проделывают то или иное, не говоря уже о протестах или попытках саботажа. Иначе говоря, они демонстрируют готовность отдавать себя и своё тело в полное распоряжение матриархального режима, до самого конца.

Рассказ 7
В школе, в 10 классе у нас был медосмотр от военкомата. Хирург, женщина лет 30, сказала раздеться до трусов, посмотрела спину, проверила осанку. Потом заставила спустить трусы до колен и начала ощупывать мошонку, при этом спросила, не болят ли яички. Я ответил, нет, не болят. Всё это время в кабинет рвалась какая-то женщина, с ней была её дочка, лет 6 или 7. Наконец, мамаше разрешили войти, и она начала спорить с врачом за соседним столом из-за какой-то справки, а девчонка стояла в дверях и пялилась на меня, пока моя врачиха проводила со мной свои манипуляции. Дальше врач сказала: открой головку члена, сколько сможешь. Ну, я открыл полностью. Когда она стала осматривать, то снова взяла член своей рукой, и тут я почувствовал, что у меня начинается эрекция, и после этого я ещё где-то с минуту стоял так с торчащим членом и спущенными трусами, пока она что-то записывала. Я очень смутился, а она сказала, что стесняться не надо, эрекция есть, значит, всё нормально. Помню, мне захотелось ответить, что я желаю ей такого же публичного осмотра с врачом мужчиной, а если у неё непроизвольно потечёт обычное женское, пусть ей врач громко скажет: да ладно, чего стесняться-то, менструация есть, значит, всё нормально, — и все присутствующие в кабинете это услышат и увидят. До сих пор жалею, что ей этого не сказал».

Рассказ 8
В моей жизни было только два случая, когда на таком осмотре присутствовали особы женского пола, не имеющие к осмотру никакого отношения. Первый раз (мне было 17 лет) на областной комиссии в военкомате. Не скажу, у какого врача, хирурга или дерматолога, скорее всего у дерматолога, т.к. он, кроме осмотра тела и гениталий, ничего не делал. Врач молодой мужчина лет 25. Так вот этого врача мы, парни, проходили последним, и в его кабинете сидели две девчонки нашего возраста, ну, может, постарше – студентки-практикантки или медсёстры, не знаю. Да, уточняю: из кабинета в кабинет мы переходили полностью одетые, а не в одних трусах. В кабинете находилась ширма, за которой мы и раздевались до трусов. Но эта ширма располагалась так, что пришлось выйти из-за неё для осмотра врачом, и я неизбежно оказался на виду у тех девчонок. Когда врач заставил меня опустить трусы, я сделал это беспрекословно, потому что нас предупредили, что будет такой осмотр, это нужно для медкарты. Но от того, что врач был молодой и что меня рассматривают девчонки, мой член среагировал соответственно. Врач же продолжал осмотр, не обращая внимания на моё состояние. Осмотрел головку, потом заставил развернуться, нагнуться и раздвинуть ягодицы. Я всё это исполнял, чувствуя себя ужасно, но не из-за того, что голый верчусь перед девчонками, а из-за стоящего члена, и я с этим ничего не мог поделать. Надо отдать должное девчонкам – они не стали смеяться, даже не хихикали, наверно сами чувствовали себя не в своей тарелке. Может, перешёптывались, не знаю, я в их сторону старался не смотреть. Взглянул на них только, когда выходил, но они уткнулись в бумаги, изображая, будто что-то там пишут.

Второй же раз мне было уже 23. Я пришёл на приём к урологу, а у него находилась коллега лет 35-37, не медсестра, а тоже какой-то врач. Они о чём-то разговаривали. Так вот, он начал меня расспрашивать о моих проблемах при ней. Она не вышла из кабинета, а решила принять непосредственное участие в моём осмотре, когда врач, после моих объяснений, предложил снять штаны с трусами для осмотра. Женщина, правда, меня не щупала, но с большим интересом следила за всем, что делал её коллега, а осматривал он меня, как мне показалось, нарочно долго, минут 10, не меньше.

Ситуация начала меняться в конце 50-х годов XX века, когда в медицинских комиссиях военкоматов появились женщины – сначала в составе с мужчинами, а потом исключая мужчин.

Я много раз слышал мнение, что пациент не должен стыдиться врача, это специалист, который делает необходимое дело, а не развлекается. Ну да, бывают врачи-мужчины у женщин и врачи-женщины у мужчин. Но я говорю сейчас о том, что в призывных медкомиссиях почему-то оказались только женщины и девушки, даже там, где от юноши требуют исполнение команд: «Спусти трусы! Повернись задом, нагнись ниже, раздвинь ягодицы! Повернись передом, открой головку члена!» И всё это в присутствии других врачей-женщин и посетителей учреждения, где проводится медкомиссия. А ведь часто практиковалось правило, согласно которому по всем врачебным кабинетам полагается ходить голым, в том числе, где это вообще не требуется, например, у окулиста или при измерении веса, роста. И везде: «Повернись, присядь на корточки, встань ровно, руки по швам, нечего тут ужиматься как девица на выданье». Такая практика считалась общественной нормой, не подлежащей даже обсуждению, тем более изменению.

Сексуальное унижение юношей усиливалось через публикации фотографий голых призывников с одетыми женщинами-врачами. На снимках позволялась демонстрация тела призывника в полный рост, как сзади, так и спереди, включая чёткое изображение половых органов. Эти фотографии печатались в газетах и журналах, которые выходили в Советском Союзе миллионными тиражами, стоили считанные копейки, а годовые подписки на них рекомендовались гражданам в целях социальной пропаганды в добровольно-принудительном порядке. Таким образом, их видели миллионы соотечественников, в том числе родственники, знакомые, учителя, одноклассники и одноклассницы…

Кстати, в эти же годы в киноиндустрии СССР произошли перемены, в связи с которыми стали массово выпускаться детские фильмы со сценами голых мальчиков. Понятно, что режиссёры, так называемые «шестидесятники» включали эти сцены в свои фильмы не по желанию, а по точной, пусть и не гласной «политике партии», потому что обойтись без такой политики в те времена было просто невозможно.

Интересно, что в отношении девочек сложилась прямо обратная ситуация. Все медицинские комиссии для них проходили в строго закрытом режиме, куда было нельзя попасть случайным посетителям, тем более мужчинам или мальчикам. Фотографии обнажённых девочек-подростков или девушек отсутствовали напрочь. В фильмах того времени, так же как и в жизни, во время купания все девочки, в том числе самые маленькие носили закрытые купальники или плотные трусы с майкой. А подсматривать за переодевающимися девочками считалось жутким проступком, требующим обязательного наказания! Девочкам же смотреть на голых и даже писающих мальчиков никак не возбранялось. Кто жил в СССР, тот помнит, что фотографии писающих мальчиков то и дело появлялись на выставках художественной фотографии, и никого это не волновало, потому что было обычным явлением.

Постепенно получилось так, что любая женщина или девочка имели полное моральное право заходить и присутствовать там, где мальчики и юноши переодеваются и бывают голыми – в больнице, бане, пионерском или трудовом лагере, а мужчины и мальчики не имеют права видеть девичью наготу.

Вот рассказ одного мужчины, который не назвал своего имени. «Случай, происшедший со мной в 12-летнем возрасте, запомнился на всю жизнь: я попал в больницу, нянечка завела меня в какую-то большую комнату с множеством полок, и приказала снять всю одежду, включая трусы. Затем велела ждать, собрала все мои вещи, и куда-то ушла. Я стоял совершенно голый посреди комнаты, а в неё постоянно заходили няньки и медсёстры разного возраста, и что-то брали с полок. При этом каждая из них останавливалась передо мной и беззастенчиво меня рассматривала. Прикрываться ладошками я счёл ниже своего достоинства, и стоял по стойке «смирно». Хотя большинство из них приветливо улыбались и даже приговаривали: «Якый гарный хлопчик!» (дело было на Украине). Наверно, весь женский персонал больницы на меня налюбовался. Стыдно мне было дико, и показалось, что прошла вечность до момента, когда нянька, наконец, принесла мне больничные трусы и пижаму».

Неудивительно, что мальчишки видели во всём этом большую несправедливость. Наиболее смелые пытались защищаться. Обычно им объясняли так: «Женщина – это мать, она вас родила и воспитала». А то, что в рождении и воспитании детей, кроме матери, участвует ещё и отец, умалчивалось, да просто не принималось в расчёт.

Надо добавить, что сами женщины хорошо понимали ненормальность ситуации. Например, одна читательница, назвавшаяся Еленой Павловной, написала: «В начале 60-х годов, когда я заканчивала мединститут, всех нас в военкомате смотрели абсолютно голыми – как юношей, так и девушек. Тогда, кто учился в мединституте, все должны были пройти такую военную комиссию. Мы настолько боялись этой организации, что готовы были делать всё, что они скажут. Все студенты заранее знали, что осмотр будет в голом виде. Все были предупреждены, что с утра надо принять душ и быть в чистом белье. Парни проходили в один день, а мы – в другой. Сперва мы разделись в раздевалке, которая находилась на лестнице, и голыми поднялись на 2-й этаж, где работала комиссия. Никто из нас не возмущался и не пытался отказаться от раздевания, все это воспринималось как должное и само собой разумеющееся, мы знали, что в военкомате по-другому и быть не может. Осматривали полностью, потом мы ложились на стол, разводили бедра и раздвигали половые губы, становились в коленно-локтевую позу, и хирург делала осмотр через прямую кишку. Самое неприятное было в том, что все остальные девушки стояли в очереди и за всем этим наблюдали – дверь в кабинет даже не закрывалась. Лично я больше стеснялась своих одногруппниц, когда пришлось стоять на коленях и локтях на столе, а они смотрели на меня сзади и на то, как меня осматривали. В конце нам ещё пришлось сдавать анализ мочи. В комнате стоял стол с банками, мы заходили по нескольку человек, мочиться нужно было здесь же, возле стола, никакого туалета не было. Это мне показалось самым унизительным, рядом ещё сидела медсестра и записывала фамилии и номера баночек. Каждую она предупреждала, чтобы не проливала на пол. И мы садились в ряд перед столом и целились, чтобы не пролить. Я, конечно, не спрашивала у наших мальчиков, нужно ли им было тоже сдавать мочу. Но если нужно, представляю, каково им было это делать перед молодой медсестрой. И многие через это прошли, но только не все напишут».

В результате, я так понимаю, мы и имеем то, что имеем: проданную за копейки страну безо всякого желания большинства её нынешних граждан отстоять свою независимость от забугорных оккупантов и полное равнодушие общества к распространению в детской среде агрессивной политики гомосексуализма.

Может, правда, это и не самая главная причина деградации некогда сильного и крепкого народа, но она одна из самых главных. В любом случае тема достойна внимательного изучения и обсуждения. Иначе мы не поймём, что это было, и что с нами происходит.

Рассказ 10
Сергей Антонов пишет: «Лежал я, значит, в больнице, тут заходит медсестра и зовёт меня куда-то. Привела, сказала раздеться до трусов. Я разделся, она зовёт меня в другой кабинет, а там врачиха, и на кушетке сидят пять студенток-практиканток и в тетрадки что-то пишут. Мне стрёмно так – я перед ними в одних трусах, а они одетые все. Врачиха меня на стул посадила и стала спрашивать, некоторые вопросы норм, а некоторые стыдные капец, ну, типа, как я по-большому в туалет хожу? А эти слушают и всё записывают. Потом врачиха что-то сказала медсестре, та меня подвела и посадила на кресло такое, не знаю, где я его видел, но точно знал, что оно женское. Ну, думаю, так просто, я ж не девчонка, думаю, посадили потому, что кушетка занята. И тут медсестра подходит и с меня трусы стягивает. Я давай руками закрываться, а она: руки убери! – и ноги мои берёт и на подставки в разные стороны расставила. А тут врачиха и практикантки подошли. Я покраснел и заплакал, не сильно, так, захныкал, а они стоят и смотрят. Потом врачиха мне палец всунула в зад, я всё руками пытаюсь закрыть, а медсестра опять: убери руки, мол, нечего стесняться, ты же ребёнок ещё. А одна практикантка меня по голове гладит и, типа, успокойся и всё такое. Ну, потом меня отпустили, я трусы быстро одевать стал, а одна мне помогала. Вышел, оделся – и в палату, никому не рассказал там, так было позорно. Потом ещё два раза таскали в этот кабинет, я, когда подходил к нему, то трясся весь уже. Мне тогда всего 10 лет было…» (Называя вещи своими именами, надо сказать, что это было групповое изнасилование ребёнка, то есть, женская педофилия под крышей государственного медицинского учреждения.)

Рассказ 11
Радомир Велс пишет: «Почему мальчика можно догола раздеть перед девочками, а девочку перед мальчиком – нельзя? Тема о детях, а не о парнях и мужиках! Привожу примеры ситуаций:

1. В детском саду загоняют всю подготовительную группу на медосмотр. Заставляют всех и мальчиков и девочек раздеться до трусов, но подходя к одному из узкопрофильных специалистов — женщине, у мальчишек, не смотря на их протесты и присутствие девчонок, рывком срываются трусы. Для девочек такой «экзекуции» не проводят, они весь медосмотр остаются в трусиках. Вопрос, почему нельзя было провести медосмотр, отделив мальчиков от девочек?

2. Дневной лагерь в школе. Детей ведут купаться на озеро. После водных процедур девчат вожатые уводят на переодевание в кусты. Мальчишки переодеваются на открытой местности прямо на берегу. При этом из-за кустов периодически появляются девчоночьи хихикающие физиономии. Девчонок никто не одёргивает и не делает им замечания, а попытки мальчишек в отместку прорваться в кусты резко пресекаются вожатыми и воспитателями. Вопрос, почему нельзя было развести разнополых детей по разным кустам – мальчики направо, девочки налево? Или уж переодеваться вместе на открытом пространстве.

3. История с этого форума. Бассейн, мальчишка оказался у двери в женскую душевую, которая в этот момент открылась. Несмотря на слова мальчишки, что он ничего не видел, а девчонки все уже были в купальниках, женщина-тренер заставила его снять плавки и до конца занятий оставаться голым. Вопрос, что настолько ужасного сделал этот мальчишка, если он понёс такое наказание?

4. Тоже история с этого форума. Мать по очереди в коммуналке моет старшего сына, а затем младшую дочь. Но сына после помывки шлепком по голому заду отправляет бежать до комнаты голышом по общему коридору, а младшая сестра всегда выходит из ванной, как он пишет, «вся запакованная в халат». Вопрос, почему мать допускает к своему старшему ребёнку такое неравноправие?

Ну и т.д., примеры можно привести множество. Вот что мы обсуждаем, а не действия взрослых парней и мужиков! Очень прошу не уклоняться от темы».

Рассказ 12
Валентина пишет: «Нам, как девушкам, не приходится проходить медкомиссии голыми, но я думаю, чтобы вам не было стыдно раздеваться догола перед девушками, к этому надо готовиться. Например, в детстве моего брата где-то лет до 9 родители на пляже раздевали догола передо мной. Через некоторое время он уже сам раздевался на пляже догола передо мной и моими подружками. Я и мои подруги всегда при этом были в купальниках. Зато в своё время брат прошёл голую медкомиссию в военкомате без всяких комплексов. А в некоторых военкоматах, я знаю по рассказам брата, прямо при входе висят объявления: «Все допризывники и призывники мужского пола проходят медкомиссию в военкомате в полностью обнажённом виде», что также подготавливает психологически призывников к тому, что сейчас они через несколько минут должны будут обязательно раздеться догола, и будут оставаться в таком виде, пока не пройдут все кабинеты. Брат мне рассказывал, что им на медкомиссии не разрешали даже прикрываться, и нужно было в любом случае стоять по стойке смирно, руки по швам. Зачем вас тогда заставлять снимать трусы, раздевать догола, если разрешать прикрываться? Такая медкомиссия не будет полноценной, а голая комиссия должна быть полноценной».

Рассказ 13
Когда настало время проходить медкомиссию в военкомате, я сильно боялся. Ну, и я расспрашивал своего отца, как там и что. Так вот, отец говорил, что он тоже проходил медкомиссию в военкомате в свое время нагишом перед женщинами и девушками. И тогда тоже были случаи спонтанной эрекции. Чтобы стояк прошёл, и член упал, врачи били по вставшему члену линейкой (правда били только деревянной линейкой и только плашмя, чтобы не нанести серьёзную травму), лили на член из стакана холодную воду, даже выгоняли в коридор и заставляли стоять там до тех пор, пока эрекция не пройдёт. А когда я проходил медкомиссию, то на торчащий член уже никто не обращал внимания, и парни по военкомату спокойно ходили. Главное, надо сделать вид, как будто ничего не случилось, и не комплексовать».

Рассказ 14
Я проходил медкомиссию в военкомате в 1979 году. Военкомат был в небольшом городке в Белоруссии. Это было деревянное одноэтажное этажное здание типа барака с длинным коридором и кабинетами по обе стороны. Посередине вход. Сначала нас завели в ленкомнату. Там прочитали лекцию. Потом сказали идти в другую от входа часть коридора, и там была раздевалка и кабинеты, где седели врачи. Там нам какой-то прапор, в присутствии какого-то мужика в белом халате, сказал раздеться и идти по кабинетам. Раздеться приказал полностью. И вот мы голые вышли в коридор и стали по очереди заходить в кабинеты. Голышом у нас и зубы проверяли, и зрение, и нервы, и всё остальное. Пока дождёшься своей очереди зайти в кабинет, стоишь голый в коридоре. Вот так, от врача к врачу, мы провели несколько часов. Потом мы все шли на заседания призывной комиссии. Она располагалась в отдельном кабинете. Хоть сама медкомиссия и закончилось, но одеться нам не разрешили, хотя, если быть точнее, мы и не спрашивали, а со стороны руководства военкомата нам такой альтернативы не предлагали. В итоге призывник заходил к ним голым, представлялся и докладывал, что призывник такой-то на заседание призывной комиссии прибыл. Впечатление осталось на всю жизнь.

Рассказ 15
Меня тоже забирали в армию в то время – в 1981-ом году. И тоже остались впечатления на всю жизнь. Не знаю, это у кого как, у всех по-разному бывает. Но у меня впечатления усилились от того, что бóльшая половина медкомиссии в военкомате состояла из лиц женского рода. А медкомиссия проходила так. Военкомат состоял из двух этажей. На первом этаже в одной комнате с нами провели собрание, в другой – заставили раздеться полностью, и в той комнате оставили всю нашу одежду, заперев её на ключ, в третьей – всех нас остригли наголо, а в четвёртой находился душ. Во всех комнатах, кроме первой, сидели лица женского рода где-то среднего возраста. А стригли нас молодые практикантки-парикмахерши. Потом одна медсестра отвела нас на второй этаж и сказала обходить врачей по кабинетам. В кабинетах сидели врачи и мужского, и женского рода. Но в каждом кабинете возле каждого врача сидела молодая медсестра где-то нашего же возраста. Из-за этого кто-то только краснел, а у кого-то вставал. Вот такие впечатления».

Рассказ 16
У нас тоже в раздевалке раздевались, но только до трусов, и босиком, и потом шли по коридору, затем по лестнице в корпус медкомиссии. Стульев в коридоре не было, поэтому и ко всем врачам босиком, и потом всю комиссию босиком на полу. А была осень, и отопления ещё не было. Колотун жуткий! И так восемь часов, в одних трусах. От холода в туалет хотелось особенно сильно. Совсем уж в крайнем случае отпускали только с разрешения военкома. В туалет тоже одеться и обуться не разрешали (одежда-то была в другом конце здания, под замком). Как назло мне приспичило. Чуть было не кончилось моё терпенье, прямо в коридоре хотел уже отлить куда-нибудь… Ну, повели, в сопровождение дали молодую медсестру (20 или 22 лет), и она направляла меня за локоть. Так и шли мимо большого количества посторонних людей через всё здание военкомата, в другое крыло, на другой этаж. Сказала, ближе туалета нет. Тогда думал: лучше сдохнуть, чем так жить… Ничего, пережил».

Рассказ 17
Виктория пишет: «Я сама жена офицера. И я так считаю, что проявления у юношей чувства стыда это нормально. Это естественный стыд, когда ты обнажённый стоишь перед одетыми девушками. Это укрепляет дисциплину и отношение к девушкам, в смысле понимания, что они будущие ваши жёны, а не мужчины. Запрет на «пи-пи» усиливает этот эффект. Моя соседка (сейчас уже на пенсии) с 25 лет работала в военкомате. Она рассказывала, что у них туалеты запирались на ключ. Сотрудницы и даже посетители, конечно, могли воспользоваться туалетом. Во время призывной комиссии туалеты только для сотрудников. Да, бывали случаи, что призывники не могли уже и терпеть. Но всё равно не пускали. Если народу было много, то терпели долго, полный рабочий день. В голом виде. Стыдно холодно, но приходилось терпеть. Солдат должен уметь всё вытерпеть. Ныли. К сожалению, в жизни нытиков всегда больше. И в нашей теме их тоже хватает. Раньше таких в военкомате наказывали. Ставили голяком по стойке смирно, на много часов без «пи-пи». Злостных нарушителей заставляли голыми мыть пол вручную. А выливать ведро они ходили на улицу в сопровождении медсестры. Где, как правило, парней ждали их девушки. И по члену некоторым доставалось линейкой, если были попытки справить нужду в коридоре. Может, всё это и жёстко, но была дисциплина. На заседания призывной комиссии, которая бывает сразу после медицинской, призывник тоже шёл голышом и без права посетить туалет. А вот когда ставили на учёт допризывников, которые также должны были проходить медкомиссию и тоже голышом, были интересные случаи. В школе вместо уроков НВП (начальной военной подготовки) военрук вёл в назначенный день юношей из всего класса в военкомат. А чтобы девушки из этого класса в это время не валяли дурака, их занимали полезной работой по школе. А несколько девушек, у кого почерк хороший, военрук брал с собой для заполнения бумаг. Компьютеров тогда не было. Вот здесь юношам, конечно, приходилось не сладко – ходить голыми перед одноклассницами! Думаю, что необходимо присутствие не только девушек из медперсонала, а также в призывных комиссиях должны принимать участие и вольнонаёмные секретарши и помощницы. Да ещё и приглашать знакомых, желающих присутствовать девушек, тоже будет нормально. Между прочим, в некоторых военкоматах работают только девушки и женщины, мужчин совсем нет».

(Последний рассказ, скорее всего, является плодом фантазии человека с сексуальными отклонениями, но он очень характерен и показателен в том смысле, что всё это могло быть и на самом деле в обстановке тех лет, и ещё не известно, что грядёт, потому что должных выводов нет и не предвидится – женская тема строго табуирована. И непонятно, кто стоит у руля этого мужененавистнического режима. Ну, допустим, пидорасы, их сейчас на Западе много развелось, разведутся они и у нас. Но зачем они двигают женщин, ведь, судя по всему, женщины это их соперницы? Я подозреваю, что за политикой так называемого «гендерного равенства» стоит никакое не «равноправие», которого нет и не бывает, а нечто более страшное. Например, мир бесполых, или, лучше сказать, однополых сущностей, вроде морской звезды, которая оплодотворяет сама себя и даже питается шиворот навыворот – выворачивает из себя желудок на свою жертву. В таком мире женщинам тоже наверняка непоздоровится.)

Так выглядела призывная комиссия в 30-е годы XX века

Так – в 1970-е (СССР, Киргизская ССР)

Статья написана по материалам сайтов: www.bolshoyvopros.ru, thequestion.ru, www.perunica.ru.

»

Это интересно:  Военкомат медкомиссия состав врачей
Помогла статья? Оцените её
1 Star2 Stars3 Stars4 Stars5 Stars
Загрузка...
Добавить комментарий

Adblock detector
+10